Воевода Лопата

Сторожевой полк в Крапивне в XVII веке возглавил опытнейший воевода того времени

Биография князя Димитрия Петровича Пожарского-Лопаты необычайно богата. Он был воеводой во множестве российских городов и всегда способствовал их процветанию. Его военный талант позволял найти верное решение в самых сложных ситуациях, а личная отвага делала его знаменитым.

В течение XVI века летопись часто упоминает о бедствиях, причиняемых рязанским и тульским местам постоянными татарскими набегами: «Воеваху те места и разоряху и многих и многих людей побиша и сёла и деревни пожохши, дворян и детей боярских с женами и детьми и многих православных крестьян в полон поимша поведоша, в полону многое множество, яко и старше люди не помнят такой войны от поганых».

В 1620 году из степи пришло известие – идёт орда! В небо поднялись дымы сторожевых костров и сожжённых деревень. Крапивна стала готовиться к осаде. Были посланы гонцы. Для отражения нападения в Крапивне подошёл сторожевой полк русской рати, возглавляемый опытным воеводой князем Димитрием Петровичем Пожарским-Лопатой. Русские с оружием в руках встретили врага, который получил достойный отпор и бежал. Так, благодаря умелым действиям воеводы. Крапивна была защищена.

В ополчении

Димитрий Петрович Пожарский-Лопата происходил из Стародубских князей. Он был сыном князя Петра Тимофеевича Пожарского-Щепы и двоюродным братом знаменитого князя Дмитрия Михайловича Пожарского, возглавившего в Смутное время народное ополчение. Когда в 1611 году оно выступило из Нижнего Новгорода под Москву для освобождения ее от поляков, Дмитрий Петрович командовал авангардом армии. Опасаясь пагубного влияния на этот передовой отряд своевольных казаков, не признававших никакой дисциплины, Д.М. Пожарский велел Лопате стать у Тверских ворот и, не соединяясь с московским ополчением, действовать самостоятельно. Атаман донских казаков Заруцкий послал казаков преградить дорогу князю Лопате с приказанием постараться умертвить его. Замысел этот, однако, не удался, и казаки были обращены в бегство.

Немного позже Лопата напал на казачьи отряды, блокировавшие Ярославль с севера, и разбил их. В 1612 году он был отправлен князем Димитрием Михайловичем Пожарским во главе войска в Ярославль, чтобы не допустить Просовецкого – атамана «воровских» казаков, Тушинского стольника, а впоследствии дворянина Московского – соединиться там с казаками Заруцкого. Успев придти в Ярославль раньше Просовецкого, князь Димитрий Петрович Лопата захватил казаков и посадил их в тюрьму. Вслед за тем он был послан на Пошехонье, где тоже побил и взял в плен много казаков, а оттуда отправился в Кашин, в погоню за предводителем казаков Толстым, бежавшим к князю Черкасскому.

Когда в апреле 1612 года стало известно, что новгородцы решили признать Государем шведского принца, князь Лопата с отрядом отборных войск занял позиции в Устюжне и был готов отразить шведов. Позже, в августе, Лопата-Пожарский во главе семисот конных дворян подошёл к Москве и расположился между Тверскими и Никитскими воротами. Борьба за освобождение Москвы от поляков вступала в заключительную фазу. Князь принимал самое активное участие в этих сражениях, неоднократно проявлял храбрость и самоотверженность.

Тверское осадное сидение

После изгнания поляков князь Д.П. Пожарский-Лопата долгое время стоял на охране границ нашего государства. В 1616 году он был отправлен царем в Суздаль против «воров» (бунтовщиков), боярских холопов и всяких безымянных людей, которые называются казаками, жгут села и деревни, побивают до смерти и грабят, крестьян пытают, доведываясь, где их пожитки, и хотят идти по городам». Вероятно, царь остался доволен тем, как князь Лопата исполнил поручение, потому что вскоре после того, в 1617 году, послал его полковым воеводой в Тверь – оборонять город от «воровских людей» и доставить запасы для русского войска в город Белый. В течение двух недель князь Димитрий Петрович руководил обороной Твери, лично участвовал в вылазках. Царю Пожарский вскоре написал: «Приходил под Тверь полковник Копычевский, а с ним 5000 человек и стояли под городом две недели. И я, холоп твой, с ним бился без пристани, а приступы к городу были частые, жестокие».

В феврале 1618 года Д. П. Пожарскому-Лопате был выдан «государев наказ» о назначении его тверским воеводою. Позднее, в 1627 году, в разрядном приказе о нём будет записано: «Государю служил, город укрепил и башни новые, и тайник, и трубу из города, и мосты, и решётки в воротах поделал, и колодезь в городе выкопал, да он же слил две пищали полуторные да четыре тюфяка медные». В 1618–1620 годах Д.П. Пожарский-Лопата был воеводой в Твери. В челобитной, поданной в 1625 году о награждении его «за Тверское осадное сиденье и за службу и за промысел», сказано, что во время воеводства в Твери он доставил казне 1200 р. дохода в год, тогда как до него собирали лишь 200 p.; кроме того, он укрепил город, сделав новые башни и тайник и построив мосты; выкопал в городе колодец, прибавил «наряд», то есть слил новые пищали, а на соборную церковь слил колокол благовестный в 200 пудов и сделал боевые часы.

В 1619 году князь Лопата получил от царя похвальную грамоту за ловко устроенный размен пленных между ним и польским полковником Казановским. В 1620 году он был воеводой в сторожевом полку на Крапивне, а в 1621 году отпущен к Москве. Князь Дмитрий Петрович принимал деятельное участие в воспитании своего племянника, князя Семёна Романовича. В 1637 году Семён Романович получил от него в дар земли в Галицком уезде: деревни Немцово, Бетелево, Данилково, Подлесное, Исаково. В 1641 году, когда Дмитрий Петрович умер, он завещал своему племяннику земли в Московском уезде.

Автор – Светлана Сафронова.

 

1 Star2 Stars (Нет рейтинга)
Loading ... Loading ...
905 просмотров