Лицейский товарищ Пушкина

Царское Село неразрывно связано с именем Александра Сергеевича Пушкина, воспевшего во множестве стихотворений лицейское братство. Первый же выпуск Лицея подарил России не только её величайшего поэта, но и множество талантливых, удачливых молодых людей, которые были не просто друзьями Пушкина и людьми чести, а выдающимися общественными, государственными, литературными деятелями.

Царское Село неразрывно связано с именем Александра Сергеевича Пушкина, воспевшего во множестве стихотворений лицейское братство. Первый же выпуск Лицея подарил России не только её величайшего поэта, но и множество талантливых, удачливых молодых людей, которые были не просто друзьями Пушкина и людьми чести, а выдающимися общественными, государственными, литературными деятелями. Судьба одного из них – Павла Николаевича Мясоедова – связана с Тульским краем.

Отцом Павла был Николай Ефимович Мясоедов, статский советник, московский вице-губернатор, а впоследствии директор Главной Соляной конторы. Видный пост занимал и брат отца, Алексей Ефимович, адмирал, член адмиралтейств-коллегии. Отец Павла владел имениями в Чернском уезде – в сёлах Ново-Никольское и Раево, а его родственники – родовым имением Мясоедово недалеко от Ясной Поляны. Вся семья принадлежала к старинной русской фамилии, известной в Тульском крае с XVI века, когда стольник Мясоедов был пожалован сельцом Белявское, названным позже по фамилии помещиков.

Начальное образование мальчик получил в частном пансионе, а в 1811 году двенадцатилетнего Павла определили во вновь открытое учебное заведение – Царскосельский лицей. Здесь он никогда не блистал успехами, прочно занимая по успеваемости последнее, 29-е, место. С самого начала обучения педагоги, отмечая его весьма ограниченные способности, видели также, что он старается «награждать слабыя свои способности прилежанием, покорностью и усердием». А. Куницын в 1812 году ставил Мясоедова в разряд посредственных учеников и, характеризуя его, замечал, что он «не понятен», «занимается предметами вовсе без размышления и сказывает весьма мало успехов», зато «имеет добрый характер, очень чувствителен». Гувернер Чириков писал о Мясоедове, что тот весьма самолюбив, горяч, груб, но признателен и прилежен.

Мясожоров

Эти качества характера сделали его, наравне с Вильгельмом Кюхельбекером, объектом постоянных шуток. Мясоедов имел больше всех прозвищ, которыми товарищи его безжалостно награждали: «Поль», «Глупой», «Мясожоров», «Мясин», «Осло-Домясов». Да и сам он постоянно попадал в курьёзные ситуации. Лицейские анналы сохранили вот такой забавный случай.

Однажды лицеисты получили от профессора словесности Н. Ф. Кошанского задание описать в стихах восход солнца (в Лицее увлекались сочинительством, и подобные упражнения были распространены). Мясоедов, дольше всех корпевший над бумагой, встал и прочел единственную строчку: «Блеснул на западе румяный царь природы». Услышав, что солнце у Мясоедова восходит на западе, все дружно расхохотались, а Пушкин (по другим источникам это был Илличевский) приделал окончание: «И изумленные народы Не знают, что им предпринять: Ложиться спать или вставать».

На самом же деле этот шедевр принадлежал не Павлу, а поэтессе А. П. Буниной, из стихотворения которой бедный Мясоедов и взял эту строку, не сумев придумать ничего самостоятельно. Но по иронии судьбы плагиата никто не заметил, а злые насмешки и эпиграммы выпали на долю не Буниной, а Мясоедова. Сохранилось четыре номера рукописного журнала «Лицейские мудрецы», в котором были помещены «Исповедь Мясожорова» и шаржи на него. Староста Яковлев, умело подражавший голосу и манерам лицеистов и преподавателей, особенно удачно пародировал Мясоедова.

«Живу в 12-ти верстах от Тулы»

По окончании Лицея 9 июня 1817 года Мясоедов поступает в Оренбургский уланский полк корнетом. Но долго в армии он не был: в 1818 году вышел в отставку по болезни. В 1821 году он снова поступил на военную службу прапорщиком в Гродненский гусарский полк, а в 1823 году опять вышел в отставку по болезни. В том же году Мясоедов женился на побочной дочери богатого тульского землевладельца А. С. Мансурова Надежде. Недолго служил в министерстве юстиции, а затем поселился у родственников в Мясоедове. Павел Николаевич стал отцом семерых детей, а к 1840 году – и хозяином собственного имения. В 1829 году он писал И. И. Пущину: «Я сделался сельским совсем жителем: живу в 12-ти верстах от Тулы».

Имение долго не попадало в собственность Павла. В формулярном списке поручика Павла Николаевича Мясоедова 1828 года он писал: «Имения за мною и за братом моим ныне ещё никакого нет». В 1829 году село Мясоедово принадлежало отставному прапорщику Ефграфу Пименовичу Мясоедову, за которым числилось 119 «душ мужеска пола». Умер он в 1848 году и похоронен в ограде мясоедовской церкви. Там же находятся могилы его отца – майора Пимена Александровича, умершего в 1771 году, и брата, полковника Петра Пименовича Мясоедова, умершего в 1883 году.

«Бог помощь вам, друзья мои...»

Мясоедов, не ставший ни поэтом, как Дельвиг и Кюхельбекер, ни крупным дипломатом, как Горчаков, всё же обладал несомненным талантом – добротой. Много лет он сплачивал, собирал вокруг себя распадающееся лицейское братство. Один из лицейских товарищей в письме к В. Вольховскому в 1829 году рассказывал, что Мясоедов в Туле «поставил себе за долг всех через сей город проезжающих лицейских у заставы встречать шампанским». Прав был Куницын, отмечая в своем отзыве доброту Мясоедова. Он не забыл о несчастье лицейских товарищей-декабристов, сосланных на каторгу в Сибирь, и послал в Читу письмо И. И. Пущину. На празднование 25-летия Лицея Мясоедов специально приехал в Петербург. Сходка состоялась у Яковлева.

О том, как прошло это празднование 19 октября, М. Яковлев, лицейский староста, вскоре писал В. Вольховскому на Кавказ: «Прежде всего надо сказать тебе, что к этому времени приезжал в Петербург из деревни Мясоедов и натворил много чудес. Он вытащил из норы Гревеница, который никогда не являлся к нам на праздник, и отыскал Мартынова, словом, действовал мастерски...» Разыскал Мясоедов и Пушкина, о чём говорит письмо поэта к М. Корфу от 14 октября 1836 года, в котором он замечал: «Завтра, вероятно, мы увидимся у Мясоедова...» Это был последний День Рождения Лицея в жизни Александра Сергеевича: через 16 дней началась история с Дантесом, а через 102 дня Пушкина не стало.

После смерти поэта первый выпуск Лицея вновь собрался отдельно лишь 19 октября 1851 года. В 1850-е годы П. Н. Мясоедов продолжал жить в деревне. В архивных документах этих лет он значился «алексинским помещиком». В конце жизни Павел Николаевич переехал в Петербург, где умер 3 ноября 1868 года. Был похоронен на Смоленском кладбище, но до нашего времени его могила не сохранилась. Мясоедов будто бы специально приехал умирать поближе к Царскому Селу и Лицею, самому яркому воспоминанию своей жизни.

Автор – Светлана Сафронова.

1 Star2 Stars (+2 рейтинг, 1 голосов)
Loading ... Loading ...
4 486 просмотров